Ламийская война

Ламийская война [ 323 - 322 гг. до н. э. ] (греч. Λαμιακός πόλεμος, англ. Lamian war) — война в Греции после смерти Александра Великого между восставшими греческими городами с Афинами во главе и наместником Македонии Антипатром.

Содержание

Начало войны

Еще при жизни Александра Великого афинский стратег Леосфен начал подготовку к восстанию против македонской власти. Будучи командиром наемников, он имел возможность делать приготовления, не возбуждая подозрений. Леосфен тайно вел переговоры с этолийцами (западная Греция), вербовал наемников в спартанском городке Тенар на деньги, помещенные бежавшим от Александра казначеем Гарпалом в афинское хранилище. Александр заставил персидских сатрапов распустить свои вооруженные отряды, так что в Грецию вернулось немало наемников, не имевших иных средств существования кроме как своих мечей. Непосредственным поводом к восстанию по словам античных историков явился декрет Александра, по которому изгнанники могли вернуться в греческие города. Этот декрет особенно сильно затрагивал Афинское государство, пытавшееся удержать контроль над стратегически важным островом Самос, откуда Афины изгнали много своих противников.

Как только весть о смерти Александра достигла Афин, народное собрание, несмотря на противодействие богатых граждан, разбогатевших за годы мирной жизни под протекторатом Македонии, решилось начать войну. Афины издали манифест с требованием изгнать македонские гарнизоны по всей Греции, посольства разнесли требование по всем греческим государствам с намерением взволновать и поднять их против Македонии. Всех граждан Афин моложе 40 лет призвали в поход за свободу отечества. Таких набралось 5500 (из 21-й тысячи афинских свободных граждан), к ним добавилось 2 тысячи наемников за счет города. Леосфену доверили командование соединенными греческими силами. Афинский стратег Фокион, вопреки настрою сограждан, высказал сомнения: «К бегу на один стадий мы вполне готовы, но длинного пробега я боюсь, потому что больше у нашего города нет ни денег, ни кораблей, ни пехотинцев».


Леосфен выступил из Тенара с 8 тысячами наемников, к нему примкнули 7 тысяч этолийцев, другие города также послали отряды воинов. В походе не участвовал Коринф, где стоял македонский гарнизон, Спарта, всегда действующая самостоятельно и чьи заложники находились в Македонии, и беотийцы с их собственными интересами. Беотийцы, оставшись союзниками македонцев, пытались помешать войску греков пройти через их земли, но были опрокинуты летом 323 до н. э. Леосфен с армией в 30 тысяч прошел Фермопильский проход, узкий горный проход из Фессалии в Грецию. Антипатр смог собрать только 14 тысяч солдат для отпора грекам, остальных должен был оставить для защиты страны от варваров. Он послал за помощью к генералу Александра Кратеру, чтобы тот поспешил из Малой Азии к нему на помощь с ветеранами, которых Александр отправил домой, а также к наместнику Малой Фригии Леоннату. Антипатр надеялся с помощью македонских гарнизонов в Фессалии удержать греков от дальнейшего продвижения.

Ход войны на суше

Антипатр предпочел сразу отступить после первого же столкновения с греками. Не имея достаточных сил для сражения, он укрылся в хорошо укрепленном городке Ламии (к югу от Фессалии), по которому получила название вся война. Там он надеялся дождаться подхода ветеранов Кратера. Первый штурм, длившийся несколько дней, македонцы отразили. Греки не могли оставить значительные силы македонцев у себя в тылу, вблизи от стратегически важного Фермопильского прохода, и приступили к планомерной осаде. На сторону греческой коалиции перешли многие фессалийские города, на силы которых Антипатр сильно рассчитывал. У Антипатра недоставало продовольствия, он вынужден был вступить с Леосфеном в переговоры, ни к чему не приведшие, так как Леосфен требовал полной капитуляции. Спасение пришло в виде 2-х нежданных событий. Сначала в конце 323 до н. э. ушло домой по неизвестной причине гражданское ополчение этолийцев, обещав впрочем позднее вернуться, а затем от камня (или дротика), пущенного со стен крепости, погиб полководец греков Леосфен. Вместо Леосфена афиняне назначили своим предводителем Антифила.

Антипатр держался в Ламии всю зиму, а весной 322 до н. э. македонский генерал Леоннат с армией в 20 тысяч спешно набранных пехотинцев и 1500 конных вступил в Фессалию на помощь осажденным. Антифил снял осаду с Ламии, чтобы встретиться с Леоннатом в бою прежде чем Антипатр окажет тому помощь. Греки выставили 22 тысячи пеших и 3500 конных. Превосходная фессалийская конница, проявившая доблесть в битвах Александра Великого, теперь сражалась под командованием Менона против македонцев. Сражение получилось конным, пехота противоборствующих сторон почти не участвовала в битве. Леоннат, лично ведший конницу, пал в бою против превосходящей греческой и фессалийской кавалерии. Македонская пехота отошла на пересеченную местность, где смогла отбиться от наседавших греков. На другой день Антипатр, вырвавшийся из Ламии, присоединил уцелевших солдат Леонната к своим силам. Теперь македонцы имели больше пехоты, чем греки, но отсутствие конницы вынудило их отступать к Македонии, избегая давать сражения в открытом поле.

Антипатр, умело маневрируя на границах Македонии, удерживал греков от сражения. Когда прибыл Кратер с 11 тысячами пехоты (из которых 6 тысяч составляли закаленные в походе ветераны) и 1500 конницы, армия Антипатра обрела численный и качественный перевес над греками. Теперь Антифил стал избегать сражения.

Тем не менее в августе 322 до н. э. под городом Кранноном в центре Фессалии состоялась битва, в которой примерно 29 тысяч греков противостояли 48-ми тысячной армии Антипатра и Кратера (из них 5 тысяч конницы согласно Диодору, его цифры вызывают сомнения). Фессалийская конница обратила в бегство численно превосходящую македонскую кавалерию, но македонская фаланга заставила греков отступить. У македонцев погибло 130 человек, у греков 500. В отличии от персов греки, даже понеся тяжелые потери, отступили в полном порядке, сохранив боеспособную армию. Плутарх в биографии Фокиона так излагает поражение греков:

«Но вскоре из Азии в Европу переправился с большой военной силой Кратер, при Кранноне противники встретились снова, и на этот раз греки потерпели поражение. Оно оказалось не слишком тяжелым, не особенно велики были и потери, однако из-за неповиновения начальникам, молодым и чересчур снисходительным, и еще потому, что Антипатр склонял города к измене общему делу, побежденные разбрелись, позорно бросив свою свободу на произвол судьбы.»

Ход войны на море

Афинскому флоту в 240 кораблей под командованием адмирала Еветиона была поставлена задача не допустить прибытия к Антипатру подкреплений из Азии. Часть кораблей Еветиона блокировала Малийский залив в Эгейском море, где Антипатр держал флотилию для поддержки сухопутных операций. Другая часть курсировала по Геллеспонту, отделяющему Европу от Азии.

Весной 322 до н. э. адмирал Клит привел македонский флот в 240 триер к г. Абидосу на Геллеспонте. Еветион располагал 170-ю кораблями, так что в результате морского сражения греки потерпели поражение. Клит затем рассеял афинский флот в Малийском заливе и присоединил блокированный флот Антипатра к своему. Уцелевшие греческие корабли пытались укрыться возле острова Аморгос в южной части Эгейского моря, однако Клит настиг их и там.

Лишившись флота, Афины перестали быть великой морской державой Средиземного моря, а для Антипатра стало возможным высадить десант в Аттике. Десантная экспедиция увлеклась грабежом и разорением окрестных мест. Афиняне выслали отряд под командованием престарелого Фокиона и перебили мародеров.

Исход войны

Осознав недостаточность сил для длительной войны, о чем ранее предупреждал Фокион, вожди союзного греческого войска после битвы под Кранноном предложили заключить мир, но Антипатр стал вести сепаратные переговоры с каждым государством по отдельности. В результате фессалийские города по одиночке подверглись атакам и снова попали под власть Македонии. Афиняне, оставшиеся без союзников, постепенно разошлись по домам. Осенью 322 до н. э. все греки помышляли лишь о наиболее выгодных условиях мира для своих карликовых государств.

Переговоры с Антипатром о судьбе Афин вели оратор Демад и стратег Фокион, личные друзья Антипатра. Им удалось убедить победителей от вторжения в Аттику, но в остальном Антипатр был непреклоннен. На Афины наложена немалая контрибуция. Афинянам заменили форму правления с демократической на олигархическую. Теперь только богатые граждане, заинтересованные в стабильном мире, допускались к управлению делами, остальные потеряли политические права. В афинскую крепость Мунихию был введен македонский гарнизон. Афинянам было приказано выдать последовательных противников Македонии, в их числе знаменитого оратора Демосфена. Чтобы не попадать в руки врагов, Демосфен принял яд.

32-х тысячная македонская армия вступила в Этолию, чтобы как и в случае с Афинами принудить к покорности местных греков. Однако этолийцы оказали сопротивление, используя скалистый рельеф их местности. Они заперлись в неприступных крепостях вместе с семьями, бросив города, которые не могли защищать. Антипатр установил плотную зимнюю осаду, стараясь голодом выморить непокорных горцев. В это время в Азии значительно усилился Пердикка, проявивший намерения овладеть верховной властью над всей империей Александра Великого. Назревал конфликт диадохов, и Антипатр поспешил заключить с этолийцами легкий для них мир в начале 321 до н. э., чтобы высвободить силы для 1-й войны диадохов.

См. также

Источники

  • Фридрих Шлоссер, «Всемирная история», СПб., 1868—72, т.1
  • Диодор (17.111, 18.8-15, 18.24-25); Плутарх ("Фокион", "Демосфен"); Юстин (13.5); Павсаний (1.25); Гиперид (речь на похоронах Леосфена)
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home