Псамметих I

Псамметих I
в иероглифах
тронное имя
ra wAH ib
личное имя
p
z
m T
k

Псамметих I — первый фараон Саисской династии египетских фараонов, правивший в 664/663—610 до н. э. Сын номарха Нехо, боровшегося против нубийского владычества и поддержавшего ассирийское вторжение.


Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Восхождение на престол

Геродот, посещавший Египет уже после персидского завоевания, во второй книге своей «Истории» оставил целый ряд любопытных рассказов, посвящённых возвышению и правлению Псамметиха. Следует отметить, что сведения греческого историка о египетской истории становятся в целом достоверными только начиная с конца Саисского периода (даже в сообщениях о правлении нубийцев встречаются путаница в именах и событиях). В частности, он указывает на Додекархию (параллельное правление 12 фараонов в Египте), несколько смещая во времени действительно имевшее место одновременное правление 5 царей в Египте. Одним из 12 правителей Египта, правивших страной в полном согласии, Геродот называет Псамметиха, бежавшего от нубийского правителя Шабаки из Египта в подчинённую ассирийцам Сирию. Согласно Геродоту, вскоре Шабака видел странное сновидение, в котором неизвестный человек побуждал его истребить всех жрецов, после чего он покинул Фивы, удалившись в Куш.

После освобождения страны от эфиопов двенадцать правителей Египта собрались для жертвоприношений в храме Птаха (называемого Гефестом в труде Геродота) в Мемфисе, однако верховный жрец по ошибке выдал одиннадцать (на одну меньше) золотых чаш для возлияний, и Псамметих находчиво употребил вместо чаши свой бронзовый шлем. Однако Псамметих не учёл ранее объявленного пророчества оракула о том, что совершивший излияние из медной чаши получит власть над всем Египтом. Соответственно, остальные правители усмотрели в поступке их конкурента попытку узурпации верховной власти. Однако, допросив Псамметиха, они пришли к выводу, что его действия были спонтанны и неумышленны, и постановили для него мягкую меру наказания – лишили большинства владений, оставив ему незначительную прибрежную полоску земли.

Характерной чертой политики, впоследствии проводимой Псамметихом I (и позже Нехо II), была устойчивая ориентация Египта на греческий мир. Согласно популярной легенде, пересказанной в этой связи Геродотом, лишённый своих владений Псамметих чувствовал себя несправедливо наказанным и обратился к оракулу Уаджет в Буто и получил следующий ответ. Богиня Уаджет обещала Псамматиху победу над его соперниками и ассирийцами, если он примет к себе на службу «медных людей с моря». Встретив потерпевших кораблекрушение облачённых в медные доспехи греческих гоплитов (возможно, ионийских и карийских разбойников, занимавшихся морским разбоем), фараон решил, что это и есть предсказанные оракулом «медные люди с моря». Действительно, в армии фараонов Позднего царства служило большое количество греческих наемников. Но причиной тому была колонизация греками Средиземноморья, которая сделала из Греции главный центр мировой цивилизации.

Немецкий историк Эдуард Мейер, отмечая реальный базис народного предания, пересказанного Геродотом, высказал предположение, что ионийские и карийские наёмники на самом деле были не пиратами, а подкреплением, намеренно отправленным лидийским царём Гигом (692–654 до н. э.) для помощи в совместной борьбе против ассирийского владычества (эта догадка подкрепляется ассирийскими источниками). Помощь, оказанная Египту Гигом, была основным предлогом, под которым ассирийский император Ашшурбанипал отказал лидийцам в поддержке против киммерийского вторжения. А наёмники греческого происхождения, согласившиеся на несение службы в Египте, были расселены у Пелусия в Дельте, откуда их переселили в Мемфис при Амасисе II. Вскоре в места компактного проживания греков в Египте направились торговцы и ремесленники, превратившиеся в важную экономическую силу. При эллинских поселенцах государством содержалось значительное количество молодых египтян, готовившихся овладеть греческим языком и стать переводчиками.

Опираясь на силу объединенного Египта, а также на союз с Лидией и, возможно, с Вавилоном, Псамметих I вытеснил ассирийцев еще в 664 до н. э. и прекратил выплату им дани. В это время к власти в Ассирии пришел Ашшурбанипал I, мудрый и сильный правитель. Хотя в 667 до н. э. император провел успешный поход в Египет и победил Тахарку, эфиопского фараона, но в 663 до н. э. Ашшурбанипалу I пришлось заново завоевывать страну и брать Фивы. Этот поход Ашшурбанипала был направлен не против Псамметиха, а против кушитского царя Тануатамона, который в то время контролировал Фивы. Эфиопы были отброшены на юг, а город — разграблен. Псамметих, избавившийся от кушитского владычества, ненавязчиво выставил малочисленные ассирийские гарнизоны из страны. Ашшурбанипал обладал достаточной политической мудростью, чтобы не предпринимать дальнейших попыток вторжения в отпавший от ассирийской администрации Египет. Он понимал, что необходимо сконцентрироваться на северо-восточных и южных окраинах империи, обороняя её от усилившейся Мидии и роста вавилонского самосознания. В сложившейся ситуации польза от торговли с окрепшим и независимым Египтом была куда больше, чем от призначного владения непокорной провинцией.

Укрепление Египта

Псамметих I потратил 9 лет на окончательное объединение Египта, пока в 651 до н. э. на троне прочно не утвердилась XXVI (Саисская) династия (664—525 до н. э.), родоначальником и основателем которой считался Нехо (никогда не принимавший титул фараона). Политика Псамметиха I оказалась настолько удачной, что ему даже удалось занять у Ассирийской империи часть Палестины с городом Ашдод. Тем не менее, изгнание нубийцев и ассирийцев стало не последней военной кампанией Псамметиха I.

При Псамметихе была достигнута значительная централизация страны, что позволило преодолеть могущество самостоятельных местных правителей, раздиравших страну на протяжении всего Третьего переходного периода. Хотя лояльные к фараону властелины областей и городов, в первую очередь, бессменно правивший в Фивах Монтуэмхет, сохраняли свои привиллегии и полномочия, но их власть перестала быть наследственной и ограничивалась представителями царского двора. Так, Монтуэмхету наследовал не его сын Несуптах, а назначенный Псамметихом Педихор; кроме того, часть политической власти в Фивах принадлежала «Супруге Амона», царской дочери Нитокрис.

Одновременно во внутренних преобразованиях усилилась и получила характер государственной политики тендеция архаизации общественных и религиозных институтов, намечавшаяся со времён позднего ливийского владычества. Намереваясь восстановить утерянное величие Египта, Псамметих обратился к периоду Древнего царства как наиболее соответствовавшему национальному духу египетского народа. Все последующие изменения, особенно относящиеся к периоду «космополитического» Нового царства, были признаны чужеземными и преследовались. Даже бюрократическая система трансформировалась, чтобы административная и придворная иерархия, а также официальные титулы сановников (большая часть которых была уже чисто формальной и не соответствовала их реальным полномочиям), были максимально приближены к архаическим.

Стараниями жречества, поддерживавшего Псамметиха и его преемников, из религиозной традиции Позднего царства вычёркивались позднейшие наслоения. Естественно, из пантеона были исключены все чужеземные божества, в основном семитского происхождения. Таким образом, Сет, который, несмотря на присущую ему коварность и подлость, первоначально широко почитался как бог войны, приобретает черты отчётливого воплощения всех пороков и заменяет Апопа в качестве главного негативного героя египетской мифологии. С другой стороны, культы Исиды, Баст и обожествлённого Имхотепа достигли наибольшего распространения, а храмы Дельты (Саиса, Буто, Бубастиса и Атрибиса) стали богатейшими в стране, оттеснив на второй план храмы древних Ра, Амона и Птаха. Было восстановлено почитание царей Раннего и Древнего царства, руководивших страной из Мемфиса, и их мастабы и пирамиды в окрестностях древней столицы Египта, а также Тина. «Книга мёртвых» в сочетании с активно переписываемыми в гробницах древними текстами, составлявшими «Тексты пирамид», обрела свою окончательную редакцию. Подражанию подвергались даже каноны погребения и изобразительного искусства. Настенные рельефы гробниц чиновников Древнего царства копировались в бессчисленных количествах, причём из-за демократизации погребального обряда они стали доступны уже не только аристократам и жречеству; фиванец Аба скопировал изображения из абидосской гробницы лишь на том основании, что владелец древней гробницы был его тёзкой.

Внешеполитическая деятельность

Около 625 до н. э. скифы, индоевропейский народ из евразийских степей, добрались до границ Египта. Спешно собравшему войско фараону Псамметиху I все-таки удалось уладить отношения с кочевниками, одарив их вождей богатыми подарками. Псамметих I, бывший здравомыслящим политиком, вступил в союз с бывшим заклятым врагом египтян — Ассирией. Это объединение включало в себя Ассирию, Египет, Урарту и Манну (сателлит Урарту близ озера Урмия) и было создано с целью защиты от нападений степных номадов-кочевников. Псамметих I теперь видел в Ассирии не противника, а оборонный щит против скифских вторжений.

Псамметих предпринял несколько попыток возобновить египетское владычество в Азии, однако длительная (греческие источники утверждают, что она продолжалась 29 лет – абсолютный рекорд в мировой истории, – хотя достоверность этих сведений оспаривается современной наукой) осада филистимского Ашдода отняла у египтян слишком много сил, а вторжение скифов ок. 625 до н. э. заставило отказаться от территориальной экспансии в Восточном Средиземноморье – по крайней мере, пока в регионе сохранялась ассирийская администрация. Падение Ниневии в 612 до н. э. повлекло за собой раздел её владений между Нововавилонским царством Набопаласара и Мидийским царством Киаксара. Поэтому для сохранения баланса сил на Ближнем Востоке и восстановления влияния в Палестине и Сирии (объединяемых под общим вавилонским термином Заречье) Египту было необходимо защитить остатки Ассирийской империи. Определённые планы по этому поводу имелись уже у Псамметиха, но реализовать их удалось только при его преемнике Нехо II.

Саисский период стал новой эпохой могущества и расцвета египетской цивилизации. По этой причине многие египтологи начинают Позднее царство именно с воцарения Саисской династии. Бурный расцвет торговли привел к тому, что саисские цари сами начали приглашать в Египет тысячи чужеземных купцов – греков, финикийцев, иудеев. Еврейская колония в Элефантине была самым крупным центром жизни иудеев во время Вавилонского пленения Навуходоносора II. Кроме того, множество евреев переселилось в Дельту Нила после варварского разрушения вавилонянами Иерусалима в 586 до н. э., когда египетский фараон открыл свои границы беглецам.

Помимо эллинов, свои позиции сохраняли нубийцы. Эфиопская царевна Аменердис II все еще оставалась «Супругой Амона» (верховной жрицей) и исполняла некоторые важные функции в государстве. Она была вынуждена признать дочь Псамметиха Нитокрис своей наследницей. Этим и со стороны нубийцев было узаконено правление Саисской династии. Саисские цари всегда пытались мирно уживаться с Нубией, но это не всегда удавалось. Эфиопские цари-завоеватели были преданы проклятию, картуши с их именами вырезались из каменных сооружений.

Граница с Нубией при Псамметихе стабилизировалась; Геродот приводит в своём сочинении рассказ о 230 000 дезертирах (асмахах по-египетски), бежавших с пограничной заставы на острове Элефантина (Абу) в Нубии. Бессменно находясь на острове на протяжении трёх лет, стражники якобы перешли служить к кушитскому правителю в полном составе, получив в обмен возможность селиться на отвоёванных у негроидных племён территориях. Если отбросить совершенно фантастическое число перебежчиков и фольклорное предание о мольбах фараона, обращённых к ним, то обнаруживается реальный фон истории, изложенной Геродотом, – усиление противоречий между традиционной военной элитой ливийского происхождения и недавно обосновавшимися в Египте грекоязычными наёмниками.

Авторитет Псамметиха в греческом мире был настолько велик, что способствовал продвижению египетских культурных влияний в Средиземноморье. Тиран Коринфа Периандр дорожил хорошими отношениями с Саисским Египтом и даже назвал именем египетского фараона своего племянника, который по причине смерти всех пяти сыновей тирана наследовал в 585 до н. э. власть над полисом.


Предшественник:
Нехо
Фараон Египта
664/663—610/609 до н.э.
Преемник:
Нехо II



Выдающиеся деятели Древнего Египта
Фараоны Раннего и Древнего царства: Нармер | Менес | Хасехемуи | Джосер | Снофру | Хуфу | Хафра | Пепи II
Фараоны Среднего царства: Ментухотеп II | Аменемхет I | Сенусерт III | Аменемхет III | Нефрусебек
Фараоны XVIII династии Нового царства: Яхмос I | Тутмос I | Хатшепсут | Тутмос III | Аменхотеп III | Эхнатон | Хоремхеб | Тутанхамон
Фараоны XIX и XX династий Нового царства: Рамсес I | Сети I | Мернептах | Рамсес II | Рамсес III
Правители Позднего периода: Шешонк I | Пианхи | Тахарка | Псамметих I | Нехо II | Амасис II | Птолемей I | Клеопатра VII
Царицы: Тетишери | Яххотеп | Яхмос-Нефертари | Тия | Нефертити | Анхесенамон | Нофретари
Деятели культуры и науки: Имхотеп | Хемиун | Инени | Сенмут | Тутмос Младший | Манефон
Военачальники и придворные: Яхмос, сын Эбаны | Рехмир | Аменемхеб | Аменхотеп, сын Хапу | Потин
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home