Первая империя

Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Первая империя

Консульство и империя (1799—1814).

После переворота 18 брюмера единственную власть во Ф. представляло временное правительство, состоявшее из трех консулов (Бонапарт, Сиейс, Роже-Дюко). На двух комиссиях из членов советов пятисот и старейшин лежала обязанность составить новую конституцию. Консулы — или, точнее, консул Бонапарт, так как два других были не более чем его орудиями, — действовали с решительностью самодержавной власти. Париж отнесся к перевороту совершенно спокойно, не выразив ничем своего недовольства и даже явно сочувствуя новому порядку; в провинции кое-где протестовали некоторые лица из провинциальной магистратуры, но протест не был силен. Французская и даже заграничная биржи отнеслись к перевороту с полным доверием; вместо обычного в подобных случаях понижения биржевых ценностей, они в самые дни 18 и 19 брюмера начали повышение французских 5 % государственных ценностей, перед переворотом с трудом продававшихся по 7 франков за 100. Повышение продолжалось с колебаниями в течение всех следующих месяцев и достигло в конце 1800 г. 44 франков. 20-го брюмера состоялось постановление об изгнании из Ф. 34 якобинцев, вскоре, однако, отмененное. В многочисленных заявлениях нового правительства говорилось о его верности принципам революции; была подтверждена обязательность республиканского календаря; оставлен в силе декрет об эмигрантах, "которых отечество навсегда извергает из своей среды". Чтобы доказать свое миролюбие, консулы обратились к Англии и Австрии с мирными предложениями.

К 22-му фримера VIII г. комиссии, вырабатывавшие конституцию, закончили свои работы; проект Сиейса был переделан согласно с желаниями Бонапарта, являющегося главным автором конституции. Это была вполне монархическая конституция, сохранявшая лишь призрак народной власти. Конституция, вручая верховную исполнительную власть трем консулам, назначала на 10-летний срок первым консулом — Бонапарта, вторым — Камбасереса и третьим (на 5-летний срок) — Лебрена. Первый консул получал, прямо или в слегка замаскированном виде, право назначать на все государственные должности, не исключая членов законодательного корпуса, трибуната, государственного совета и сената (см. Конституции французские). Конституция должна была быть подвергнута народному голосованию (плебисциту), и это было почти единственным проявлением народного суверенитета.

При подаче голосов народом не допускались прения; голосование было открытое. 3011000 голосов было подано за конституцию, только 1562 против нее; за голосовала почти вся парижская интеллигенция, профессора разных учебных заведений, художники, адвокаты, в том числе немало бывших монтаньяров. Новый порядок был введен в действие еще до плебисцита, которому подвергалась конституция уже действовавшая. Вся власть отныне была в руках Бонапарта. Он сформировал министерство, в которое вошли Талейран в качестве министра иностранных дел, Люсьен Бонапарт (министр внутренних дел), Фуше (министр полиции).

Задача Бонапарта была трудная. Предстояло создать почти совершенно заново все управление, восстановить финансы, находившиеся в крайне запутанном положении, при полном отсутствии кредита, и как-нибудь покончить со второй коалицией. Одной из первых мер Бонапарта было запрещение, 27 нивоза VIII г. (17 января 1800 г.), "на время войны", 60 политических периодических изданий в Париже; сохранены были всего 13, и то с подчинением министру полиции и с угрозой запрещения в случае появления в них статей, "не обнаруживающих должного уважения к социальному порядку, к народному суверенитету, к славе армии… и к державам, дружественным республике, хотя бы эти статьи были извлечением из иностранных журналов"; появление новых журналов было поставлено в зависимость от предварительного разрешения. Полицейские преследования политических противников отличались при консульстве (как впоследствии при империи) крайней грубостью.

Подавляя, таким образом, все проявления политической свободы, Бонапарт энергично проводил в жизнь положительную часть своей программы. Она состояла в создании твердой, крайне централизованной власти, в покровительстве промышленности, особенно земледелию, в примирении с новым порядком вещей всех тех элементов старого общества, которые только могут с ним примириться (в особенности церкви), в улучшении финансов. Законом 28 плювиоза VIII г. (17 февраля 1800 г.) "о разделении территории и администрации" сохранено и упрочено разделение Ф. на департаменты и введено новое деление на округа (arrondissements). Во главе департамента поставлен назначаемый правительством префект; при нем учреждены совет префектуры и генеральный совет, и те, и другие назначаемые правительством из предлагаемых избирателями списков департаментских нотаблей (избиратели избирали из своей среды одну десятую часть лиц, являвшихся коммунальными нотаблями; эти последние из своей среды тоже одну десятую — то есть на всю Ф. около 50000 человек — департаментских нотаблей, из коих и замещались департаментские должности). В округах при супрефектах состояли тоже назначаемые правительством окружные советы. В городах городским хозяйством должны были заведовать назначаемые мэры.

Таким образом все управление сверху донизу делалось строго централизованным, возвращаясь вполне к дореволюционным временам; префекты занимали место интендантов старой монархии, но были облечены гораздо более реальной властью и действовали под гораздо более действительным контролем центрального правительства. 18 марта 1800 г. состоялся закон о судебной организации Ф., проникнутый теми же стремлениями. 7 февраля 1801 г. этот закон, ввиду роялистского покушения на жизнь Бонапарта (см. Наполеон), был пополнен законом об особых трибуналах для всех случаев, когда правительство сочтет необходимым направить дело в порядке исключительной подсудности. Важным законодательным актом был гражданский кодекс 1804 г., впоследствии (1807) переименованный в кодекс Наполеона (Code Napol é on); за ним уже во время империи последовали кодексы гражданского и уголовного судопроизводства (1806), торгового права (1807), уголовных законов (1810); во всех этих законодательных актах было довольно строго проведено созданное революцией равенство перед законом и уничтожены остатки феодализма. Гражданский кодекс допускал развод по простому желанию супругов, но очень расширял в семье власть мужа и отца, безусловно подчиняя ей жену и детей; незаконным детям запрещалось отыскивать отца. В области уголовного права Наполеоновское законодательство безусловно возвращалось к дореволюционным традициям, щедро рассыпая смертную казнь, восстановляя такие наказания, как отсечение отцеубийцам перед казнью правой руки, клеймение плеча, приковывание к каторжникам тяжелого ядра; эти наказания были окончательно отменены лишь в 1832 г. В 1801 г. при содействии правительства было основано общество поощрения национальной промышленности. Значительно улучшены пути сообщения как сухопутные, так и речные; закон об охране лесов XI г. спас их от нерасчетливого истребления. 7 нивоза VIII г. (25 декабря 1799) церковные здания были возвращены церкви; 15 июля 1 8 01 г. заключен с папой Пием VII конкордат (см. соотв. статью), в силу которого законом 18 жерминаля Χ г. (8 апреля 1802) восстановлена государственная церковь во Ф.; епископы должны были назначаться первым консулом, но получать утверждение от папы; последней важной в этом направлении мерой, принятой уже при империи, была отмена республиканского календаря и восстановление календаря христианского (1 января 1806 г.). Католическая церковь настолько примирилась с новым порядком вещей во Ф., что папа согласился венчать Наполеона на царство. Впоследствии отношения их вновь испортились, так что папа отлучил Наполеона от церкви.

Заговоры против Наполеона, расстреляние герцога Энгиенского, изменения в конституции Χ г. (признание Бонапарта пожизненным консулом), конституция XII г., признавшая Наполеона императором, коронация Наполеона в 1804 г. — см. Наполеон I.

С 1804 г. началась новая эпоха в истории Ф. — эпоха империи, которая, впрочем, была прямым продолжением предыдущей, ибо Наполеон и во время консульства в действительности был уже императором. Царствование Наполеона было наполнено, с некоторыми перерывами, войнами, сперва чрезвычайно счастливыми для Ф., хотя и с отдельными неблагоприятными эпизодами (Трафальгарская битва); Ф. распространила свою власть и влияние почти на всю Европу, оставив глубокий след в ее внутренних порядках. Начиная с неудач в Испании (см. Испано-португальская война 1807—14 гг.) и продолжая войной с Россией в 1812 г., счастье изменило империи (см. Наполеоновские войны и Наполеон I). Тем не менее экономический баланс царствования Наполеона не может считаться безусловно неблагоприятным для Ф. Оно закрепило многие завоевания революционной эпохи и создало чрезвычайно благоприятные условия для развития земледелия и промышленности. В эту эпоху во Ф. (по большей части при активном содействии правительства) сильно распространилась культура некоторых растений, до тех пор неизвестных или мало известных во Ф.; важнейшим из них был картофель, введение которого началось еще до революции, но шло медленно. Площадь обрабатываемых земель увеличилась весьма значительно; виноделие с 1790 по 1810 гг. увеличилось в полтора раза; вывоз скота с суммы 4 1/2 млн. франков в 1790 г. поднялся к 1812 г. до 9 млн.; прядильная, ткацкая, шелковая промышленность получили громадный толчок и усилились в несколько раз; фабричная промышленность, весьма слабая до революции, была очень развита к концу царствования Наполеона. Кроме различных внутренних мер, принимавшихся для этих целей, Наполеон считал нужным прибегать к высоко покровительственному, частью прямо запретительному таможенному тарифу. Вывозная торговля Ф. в первую половину царствования Наполеона быстро росла: в 1802—04 гг. вывоз в среднем равнялся 351 млн. франков, в 1805—07 гг. — 402 млн. франков, и только во вторую половину начал падать, составляя в 1808—10 гг. 343, в 1811—12 гг. 356 млн. франков. Ввоз, затрудняемый тарифами и политическими событиями сильно колебался из года в год, но в общем падал (в 1802 — 465 млн. франков, в 1812 — 257 млн. франков). См. Континентальная система. Самая война не приносила Ф. большого вреда (экономического). Она велась на чужой территории, на контрибуции и реквизиции, и Ф. платила за них сравнительно мало (хотя налоги все-таки росли; см. Наполеон I); даже займы для нее не заключались. Между тем она освобождала страну от избыточных рабочих рук и давала громадные заказы собственной промышленности (ткацкая промышленность в значительной мере обязана своим ростом военным предприятиям Наполеона). Армия являлась учреждением деспотически-демократическим; в ней господствовала воля одного человека, но не было ни сословных, ни иных подобных различий; каждый солдат, независимо от происхождения, "носил маршальский жезл в своем ранце". Конскрипции, введенные революцией, были смягчены установленным во время консульства (1800) правом откупаться от воинской повинности, что примирило с войнами зажиточную буржуазию. Армия являлась крестьянской и мелкобуржуазной и была чрезвычайно популярна в народной массе. Так было преимущественно в первую половину царствования Наполеона; во вторую, когда война все же истощила народные средства и, главное, войны стали менее удачными, стране пришлось расплачиваться за свои военные увлечения и крайности протекционизма, вызвавшие страшный торгово-промышленный кризис. Империя обратилась в военную диктатуру, которая не могла быть прочной.

Деспотизм Наполеона оттолкнул от него всю сохранявшую еще любовь к свободе часть интеллигенции (цензура 1810 г., высылка де Сталь, Констана и др. — см. Наполеон I); духовенство, едва с ним примирившееся, вновь сделалось самым ожесточенным его врагом. Старая аристократия, которой он разрешил вернуться на родину и которую пытался приблизить к своему двору, не могла примириться ни с потерей прежних богатств, ни с новым положением при дворе надменного и постоянно оскорблявшего ее императора. Народные массы чувствовали себя утомленными и требовали смягчения податного бремени и прекращения войн. Не терпя вокруг себя ни малейшей искры самостоятельности, Наполеон наполнил все созданные им учреждения лишенными собственной воли и льстившими ему его креатурами. В минуту испытания нельзя было рассчитывать на их твердость и стойкость; и действительно, после вступления союзных армии в Париж (31 марта 1814 г.), назначенный им же сенат провозгласил 3 апреля 1814 г. низложение его с престола, опубликовав в своем "Акте низложения" целый обвинительный акт против него, в котором ему ставились в вину нарушения конституции, совершенные при постоянной и деятельной поддержке сената.


При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).


См. также

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home