Язык русских эмигрантов в Германии

Массовая эмиграция из стран СНГ в Германию в 1990-е гг. привела к распространению среди эмигрантов этой волны особого подъязыка и субкультуры. В силу своих морфосинтаксических и семантико-прагматических признаков (см. ниже), а также межрегиональной распространённости, этот социолингвистический феномен не укладывается в описание диалекта, жаргона, слэнга, арго или пиджина и в то же время является иллюстрацией ряда лингвистических понятий, таких как языковое упрощение, языковая интерференция или субстративность.

Авторы, применяющие данный феномен в качестве художественного приёма, иногда обозначают его словом "Квеля" (или Qwеля, по различным вариантам от нем. Quelle — источник или sich quälen — мучаться).

Родственными явлениями являются:

  1. Аналогичный феномен в среде русскоязычных эмигрантов в США и Канаде;
  2. Смешение русского и родного языков, которое нередко наблюдается в речи жителей приграничных районов стран СНГ и России (например, в восточных областях Украины), а также в речи представителей малых народностей России.

Содержание

Возникновение, развитие и сфера использования

Основной причиной возникновения описываемого подъязыка является использование русского языка эмигрантами последней волны в условиях, когда вся бытовая и профессиональная сферы функционируют на немецком. Наибольшую распространённость "квеля" получила в устной речи, а также в неформальной письменной (в личных письмах, e-mail’ах). "Квеля" также используется в качестве художественного приёма в музыке и кинофильмах, где действующими лицами являются эмигранты последней волны. В прессе "квеля" допускается исключительно в интервью на неформальные темы.

Орфография, морфология, синтаксис

В отличие от простого смешения языков в процессе разговора, характерного для предыдущих волн эмиграции, когда использование того или иного языка четко разграничивалось уже на синтаксическом уровне (например, первая часть сложносочинённого предложения говорилась на стандартном русском, а вторая — на стандартном немецком языке), для "квели" характерна интерференция уже на фонетическом уровне, например произношение «Ляйпцих» вместо «Лейпциг». Словообразование происходит, как правило, по правилам русского языка с использованием корня, заимствованного из немецкого языка. Этому процессу подвержены не только существительные, но и глаголы, что является особенностью речи последней волны эмиграции. Кроме того, нередко полностью калькируются устойчивые словосочетания (коллокации). Также встречаются прилагательные и «служебные» слова, не имеющие аналога в русском языке, например «doch», «oder so». Склонение и спряжение новообразований происходит, как правило, в соответствии с правилами русской грамматики.

Например:

Замельдоваться — (официально) зарегистрироваться, от нем. «sich anmelden»
Поставить антраг — подать заявление (калька с немецкого «Antrag stellen»)

В связи с не очень широкой распространённостью в письменной речи какие-либо правила написания отсутствуют. Допускаются различные написания со смешанным использованием кириллицы и латиницы, а также свободной постановкой апострофа на границе заимствованной немецкой и последующей русской части слова.

Например:

Я замельдовался и поставил антраги.
Я заmeldдовался и поставил Antragи.
Я замельдовался и поставил Antrag’и.

и т. п. комбинации.

Лексика, семантика и прагматика

В то время как представители предыдущих волн эмиграции используют заимствования главным образом в случаях, когда затрудняются подобрать соответствующие русские слова или выражения, говорящие на «квеле» применяют принцип языкового упрощения, то есть они в принципе способны сформулировать свою мысль на стандартном русском языке, однако или ленятся подбирать слова, или стремятся обозначить перед слушающими знание соответствующих немецких слов-реалий, например «монатскарте» (нем. Monatskarte) вместо «месячный проездной билет». Таким образом, квеля является одной из форм языкового самовыражения говорящего.

Однако основной функцией и причиной распространения квели является номинация предметов и процессов, отсутствующих (или отсутствовавших на момент эмиграции) в русской языковой среде, либо имеющих иную специфическую прагматику. Например, понятие «социал» (от нем. «Sozialhilfe» — финансовая помощь от государства, выплачиваемая не имеющим работы и права на пособие по безработице) не имеет аналога на территории стран СНГ; понятие «келлер» (нем. «Keller») не вполне корректно переводить как «подвал», так как функция немецкого «келлера» приблизительно соответствует функциям, которые на территории СНГ выполняют антресоли, балконы, гаражи и сараи; кроме того, в «келлере» может быть оборудована полноценная жилая комната или даже квартира. Примерами понятий, отсутствовавших на момент эмиграции, являются наименования компонентов ПК, поскольку большинство эмигрантов 90-х гг. до эмиграции с компьютером не работали: «тастатура» (нем. «Tastatur» — клавиатура), «фестплата» (нем. «Festplatte» — жесткий диск) и т. д.

Примером процесса может служить выражение «взять термин», которое включает в себя прагматику русских выражений «договориться о (деловой) встрече», «записаться на приём» и «согласовать день и время», а на лексическом уровне представляет собой интерференцию русско-советского выражения «взять талончик (на приём)» с немецким «einen Termin (aus)machen». Другими аналогичными примерами являются выражение «абшлепать машину» (нем. «einen Wagen abschleppen» — «эвакуировать (неисправный или неправильно припаркованный) автомобиль» или глагол «хабилитироваться» (нем. «habilitieren» — защищать докторскую диссертацию).

Другая функция «квели» — стилистическая: иногда встречается переиначивание, игра слов с целью создания коннотаций, понятных только носителю русского языка, например слово «арбайтслёзы» (от нем. «arbeitslos» — безработный, правильное произношение ['ар-байтс-лос]), обозначающее пособие по безработице, указывает на небольшой размер этого пособия — такой, что «хоть плачь».

Борьба за чистоту

На территории Германии существут ряд печатных изданий (прим. "bremeRus", "ONEGIN"), борющихся за чистоту русского языка и, издаваясь в ФРГ, не используют «квелю», в отличии от большинства русскоязычных газет и журналов Германии.

Примеры

  • Одним из наиболее полных примеров использования "квели" являются тексты песен (см. ссылки) например «Шпильхалле»:
Я сижу в шпильхалле (Spielhalle — зал игровых автоматов)
Гельдшайны тут я векселяю (Geldscheine — банкноты, wechseln — обменивать)
И мюнцы тут я засыпаю (Münzen — монеты и жетоны)
Во блестящий Шпилёмат (Spielomat — немецкий игровой автомат)

Этот пример связан с особенностью работы в зале игровых автоматов. В нём используются cлова, обозначающие германские реалии, которым трудно подобрать эквивалент в русском языке - особенно для человека, оторвавшегося от языковой среды.

  • В другом примере встречаются слова общебытовой лексики из обиходной речи (из песни «В келлере термин»):
А не томи мою ты зелю (Seele — душа)
Не сверли в ней лох (Loch — дыра)
А не души мою ты квелю (Qual — мучение)
Ох как я шпюраю подвох (spüren — ощущать)

См. также

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home